Главная

Город растёт. Штрихи к историческому портрету




Шолох Е.

С Россией Владивосток связала "Москва" : как начиналась русское линейное судоходство на Тихом океане / Е. Шолох // Конкурент. - 2003 . – N 40. - С. 29



С Россией Владивосток связала «Москва»

Как начиналось русское линейное судоходство на Тихом океане


В нашу гавань заходили корабли.  Сначала чужие

Первым    торговым    судном,    посетившим   пост Владивосток,   был  английский   пароход   “Эмма   и   Матильда”,   который   доставил   на   берега порта   Мей   (как   тогда   называлась бухта   Золотой  Рог)   70  артиллерийских  орудий  для  обороны  новых  русских  владений.  Случилось  это  в марте 1861 г., т.е. спустя 8  месяцев после   высадки   здесь   команды  прапорщика  Н. Комарова.  Затем  в   нашу  гавань   стали  заходить   другие  иностранные  торговые  суда.  И  только русских    коммерческих пароходов   на рейде  Владивостока   по-прежнему  не наблюдалось.                     

Кстати,  надо  отметить,  что  и  первое  военное судно, посетившее наши  края,  тоже  было  не  русским, а опять-таки  английским.  Дело   в  том, что  во  время  Крымской   войны  1854- 1856   гг.   выступившие   на   стороне Турции     англо-французские    союзники,  собрав  эскадру,  отправили  ее на Тихий  океан,  которая   участвовала  в осаде         Петропавловска-Камчатского,  а  затем   рыскала  в дальневосточных  водах  в  поисках  наших кораблей. Два   английских  корабля   из  состава этой   эскадры   “Винчестер”   и  “Барракуда”  и  забрели  нечаянно   в  1855 г.  в  неизвестную  доселе  бухту,  дав ей  имя  “порт  Мэй”  (по  имени  старшего штурмана “Винчестера”).   


Рождение  Добровольного  флота

Все  началось  с   патриотизма.  После   очередной   русско-турецкой  войны  1877-1878  гг.  по  стране начался сбор   средств,   на   которые   можно было  бы  закупить   гражданские  суда и,   вооружив  их,   выставить  против очередных    вылазок    супостата   на Черном  море.  С  этой целью  11 апреля 1878  г. в  Москве был  создан специальный   комитет  по   организации Добровольного  флота. Инициатором его  выступило  Общество  содействия   Русскому   торговому  мореходству. На первые 3,5 млн.  рублей, собранные   в   удивительно   сжатые  сроки,   были   закуплены Доброфлотом   три  новых  парохода.  По  прибытии  в июне 1878  г.  в  Кронштадт   они  получили символические   имена:   Россия,   Петербург и Москва,  здесь же  их вооружили  палубной артиллерией.   Это были     первоклассные     грузопассажирские   пароходы  с длинным  узким корпусом и скоростью хода 14 узлов.

Вслед  за   ними  в   составе  Доброфлота   появился четвертый   пароход -  “Нижний  Новгород”,   который  был приписан  к Одессе,   где  открылось агентство     Добровольного     флота. Затем   у  этого   общества  появились “Орел”,   “Херсон”,   “Курск”,  “Кострома”,   “Смоленск”  и   другие  суда. Был  в  составе  Доброфлота   и  пароход,  носящий  имя  нашего   города  - “Владивосток”.  Его  закупили  в  Англии  в  феврале 1880  г. Он  имел грузоподъемность 1050 т.  и   скорость 12 узлов.   Судно   изначально   предназначалось   для  постоянной   работы в морях  Тихого  океана:  летом  на  линии   Владивосток   -   Николаевск,  зимой   на  заграничных   перевозках.  В марте   1880  г.   “Владивосток”  прибыл  в  Одессу  и  стал  под  погрузку товаров  для  Дуэ   и  Николаевска-на-Амуре  (всего  170 т.  груза  московских купеческих  фирм  и  370  т.  МВД  для нужд сахалинской каторги).  

Когда военно-политическая бстановка на Черном море стабилизировалась,  все  эти  суда  были разоружены.   Теперь   они   были  нацелены  на   решение   другой   задачи,   давно  требовавшей  решения: наладить торгово-пассажирские рейсы из метрополии на   дальневосточную  окраину   России,  брошенную   на  произвол  судьбы   и  в   зависимость  заморских   купцов   почти   на  четверть  века    после   основания   Приморской  области в 1856 г.  


Проблемы  окраины  империи

Выгода   завоза   товаров   пароходами  Доброфлота  по сравнению   с  иностранными   купцами    была   очевидна:  пуд  груза здесь  обходился в  90 коп.,  в  то  время как  на заморских  судах -  2  руб.  А  посему  и цены  у торговцев  во   Владивостоке  были   не  милостливыми.  Судите  сами.  К  примеру,  если  пуд  муки  в  европейской  России  стоил 2 руб. 80 коп., то у нас уже 10 руб.  Сахар  в  метрополии  отпускали   по  4  руб.,   в   Приморской    области   его  цена  уже  доходила  до  20  руб.  Ну и  т.д.  Как  говорится,  чувствуете  разницу?   Вот   и   наши   предки  весьма  ощутимо     и     болезненно    ощущали  все  это  на  себе.  Хотя  их  тогда  в  здешних  местах  и было  в ту  пору совсем не много. И  вот тут, как  раз, мы  подошли   к   еще   одному   немаловажному   вопросу:    проблеме   заселения  новых дальневосточных земель Российской империи.  

Ситуация  в   этом  деле   была  аховой:   землицы  новой прихватили  немерено,  а  русских  людей,  чтобы  обживать  эти  просторы,  не  было.  Первоначально    это    пытались   сделать  через   расселение   в    этих   местах  ссыльнокаторжных    преступников,  уволенных  в  запас  нижних  чинов,  но  это  успеха  не  имело.   Затем  решили  заняться    переселением    сухим   путем    крестьянства    из   Европейской  России.  Но   это  тоже   было  малоэффективно  и  затянулось  на  годы.  Желающих   бросить   отчий  край   и  тащиться  с  семьей  на  лошадях  или волах  за тысячи  верст  на  пустое, неизведанное  место  было  немного.  А  кто  решался, то тратил на это 3-4 года.  При  этом  не  всем  удавалось преодолеть   этот  тяжкий   и  опасный  путь: кто умирал от голода и болезней, кто стал жертвой  лихого люда,  а кто, утомившись,  оседал где-либо  на полпути,  или же  по возможности поворачивал  назад, домой.  Так что такой  вариант  переселения не оправдывал себя  и был  весьма долгим  и накладным для  госказны.  И только  с  организацией  рейсов  Доброфлота  из  метрополии  на  Дальний  Восток  дело сдвинулось с мертвой точки.


“Добровольцы”  идут  на  Дальний  Восток

Первым    судном    Добровольного  флота,     открывшим регулярную  прямую    товаропассажирскую    линию  Одесса  -   Владивосток,  стал  пароход  “Москва”,  которым  командовал    капитан-лейтенант   Сергей  Николаевич  Чириков,   потомок  открывателя  Аляски,  до   этого  три  года   прослуживший   на   клипере  “Гайдамак”   в   составе  Сибирской  флотилии.  Годом  раньше  во Владивостоке, правда, уже отметился один    “доброволец”    -   пароход  “Нижний  Новгород”,  но  он  сделал  лишь  “привал”  на  пути  из Одессы  на Сахалин,  куда вез  600 ссыльнокаторжных и казенный груз МВД. 

Исторический   рейс,  которым  было  положено  “правильное  товаропассажирское   сообщение   с  нашими  портами  на  Восточном  океане”, начался  28 февраля.  Выйдя из  Одессы, “Москва” 12 апреля  1880 г.  прибыла  во  Владивосток,   где  ее  очень  ждали.  С радостью  и надеждой.  Штабная пристань  и окрестные  улицы   были   заполнены  чиновным,  военным,  купеческим  людом  и обывателями.  Правда,  не  очень  рады  были  этому  знаменательному  событию  местные   иностранные  торговцы,  нажившие  состояние  на продаже  ввозимого  ими  беспошлинно  из  Шанхая  и   Сан-Франциско  аукционного   бракованного   товара.  Прознав,  что  открывается  регулярная  морская линия, на  которую поставлены   пароходы     Добровольного флота,  они  были вынуждены  более  критически     оценивать качество продаваемого  товара  и  понизить на него цену.  

В первый  свой рейс  “Москва” доставила  во  Владивосток 60 тыс. пудов  груза,  в  основном  продовольственных  и   промышленных  товаров, и  первых  двух  официальных  пасса жиров   с   билетами   Доброфлота  в кармане  (на  обратный  рейс  “Москву”  зафрахтовали   московские  фирмы для доставки из  китайского города Ханькоу 2700 т. чая). 

А  в  июне под  командованием капитан-лейтенанта  Воронова   к  нам прибыл  из  Одессы, после  захода в порт  Дуэ,  пароход  “Владивосток”, который  был  поставлен  на  обслуживание  линии  Владивосток  -  Николаевск-на-Амуре.  С  приходом “Владивостока”   морское  агентство Добровольного  флота   во  Владивостоке   превратилось   в  маленькое пароходство  с  одним  пароходом на балансе  (в  1893  г. “Владивосток” потерпит   кораблекрушение   у  корейских  берегов,  а  еще  раньше у Сахалина  погибнет   пароход  “Кострома”). 

13 августа 1880  г. владивостокцы встречали пароход “Россия”, доставивший  1350  т  продовольствия, два миноносца  в разобранном  виде  для Сибирской   военной   флотилии,   59 офицеров,  994  солдата  и  19 гражданских лиц.   

С 1883 г., в соответствии с заключенным  с правительством соглашением,  пароходы  Добровольного флота  стали  перевозить  на Дальний Восток  и  переселенцев.  Обычно это делалось по  весне, когда  была приемлемой  ледовая   обстановка.  Время в  пути составляло  1-1,5 месяца. Как  правило,  в каждый  такой переход, а  они были  нелегкими, умирало в пути от 15 до 30 человек, как правило,  детей.  Только  за  первые 10 лет   существования   морской  линии судами   Добровольного   флота  было перевезено  3325   семейств  переселенцев (или 22  243 чел.),  свыше 39 тыс.   пассажиров   и   военнослужащих,  а  также доставлено  почти 5,3 млн.  пудов грузов  различного назначения.  Так  Добровольный   флот  на Дальнем   Востоке    стал   основным морским    транспортным    предприятием,    обеспечивающим   внутренние и   внешнеторговые    связи   нашего края на протяжении многих лет.

Существенную   роль   сыграли  пароходы   Доброфлота  и при  строительстве  Уссурийской  железной  дороги,  доставляя строительные  материалы  и  мастеровых,  рельсы, паровозы,   необходимое   оборудование. То есть, по иронии  судьбы, помогал   своему   будущему  основному конкуренту  -  железной  дороге, которая  надежно  и   гораздо  дешевле свяжет  Россию  с  жителями тихоокеанского побережья.  

С    годами    Добровольный   флот  стал  мощной   организацией, постоянно   пополняющейся   новыми  судами. К  началу Первой  мировой войны,  т.е. к 1914 г., он имел около 50 пароходов, многочисленную    недвижимость  в  России  и   за  рубежом:  дома,   складские   помещения,  причалы,  плавучие  портовые  средства.  И все это  рухнет в  одночасье после  октябрьского переворота большевиков  1917  г.  Возрождение  Добровольного  флота  уже  под  советским  флагом начнется в 1922 г.

Ну,   а   агентство  Добровольного  флота   во   Владивостоке  претерпит  следующую    эволюцию.   Преобразованное  впоследствии   в  Дальневосточное    пароходство  Доброфлота,  оно  потом   станет  Дальневосточным  пароходством   советского  торгового  флота,   со   временем  разделившись на  три  части:  Дальневосточное, Сахалинское и Камчатское. А  основоположником   их  был   небольшой  пароходик     “Владивосток”,     первое судно   Добровольного   флота,   приписанное к порту Владивосток.       


Были  люди  в  “доисторическое”  время!..


Рассказывая  о   Доброфлоте,  необходимо  вспомнить  и  о людях, которые  стояли  “у  руля”  его Владивостокского   агентства.    Первый   его представитель  Василий  Степанович   Есипов, основав   представительство,  руководил  им  недолго. Спустя три  года  его  сменил  опытный морской  офицер  капитан 2-го  ранга Владимир   Африканович   Терентьев,  который  и будет  затем держать  и развивать  все  это хозяйство  на протяжении   почти  четверти века!  Т.е. практически  почти  весь  период  его существования    в    дореволюционный период. Что же это был за человек?

“В   молодости  он   был  блестящим офицером   с   широким морским  образованием,   массой   знаний,  каких не  имели  другие  офицеры,  с  кипучим  темпераментом.  Все  это  даже к старости  потускнело  очень  мало,  - писал   о  нем   известный  дореволюционный  журналист  и   редактор  газеты  “Дальний  Восток”,   в  прошлом капитан   корпуса   флотских  штурманов   Виктор   Панов.   -  Командовал Терентьев в 70-х гг. ХIХ в. здесь канонерской  лодкой   “Горностай”. Офицерство  боялось    службы на “Горностае”.  Это  было  своего  рода исправительное    заведение.   Офицеры (по одному,  по два)  вечно сидели у него  под арестом в  каютах с исполнением   служебных   обязанностей.  А при  плавании  по  Охотскому  морю,  он в одно время  засадил под  арест всех своих  офицеров  даже   без  исполнения  служебных  обязанностей   и  остался  только  со  своим  штурманским офицером  Вяжлинским,  с   которым  и выходил  по  очереди  на   вахту  под парусами...”   

После “Горностая”, в 1878 г., Терентьев  был  назначен  на должность  ст. артиллерийского  наставника  Сибирского  флотского   экипажа,   а  затем   с   блестящими   аттестациями  его     рекомендовали    представителем      зарождавшегося     агентства  Доброфлота   во   Владивостоке,   которое   он   успешно   возглавлял   с  1884-го  по 1908  г. Уже  здесь получив  чин  контр-адмирала   (в  Добровольном  флоте   государство  оставило   систему    присвоения   воинских  званий),   Владимир   Африканович  не  только   работал   в   представительстве,  открывая  новые   морские  линии  и развивая  русское торгово-пассажирское  судоходство в  Азиатско -  Тихоокеанском   регионе, но  и активно  участвовал  в  общественной  жизни  Владивостока,  в   Обществе  изучения  Амурского  края.  Давал деньги  на     исследование  месторождений  каменного  угля в  нашем крае,  что в  конечном   итоге  привело   к  открытию   Сучанского   (ныне  Партизанск)  угольного   месторождения.   Он  пользовался   в   городе  безупречным  авторитетом  и  был  удостоен  почетного звания “Старожил   Владивостока”,  которое  в  то  время почиталось  покруче  многих  нынешних  местных званий и наград.    

Уйдя  в  отставку,  Терентьев успешно  проявил  себя  и   на поприще  преподавательской   деятельности, читая  увлекательные   лекции  будущим     мореходам   Александровского  училища. Умер  он 16  мая 1910  г., и  при   большом   стечении   народа   и  моряков  под    пароходные   гудки  прах  его  был  предан  земле  на Покровском кладбище.           

 

Евгений Шолох





 

Главная

Город растёт. Штрихи к историческому портрету

Наверх